Чрезвычайный и Полномочный Посол

Итальянской Республики в Москве Чезаре Мария Рагальини:

Италия всегда выступала

против изоляции России

            Уважаемый господин посол! 2-го июня Италия празднует День Республики. В этом году - круглая дата, 70-летие. Страна любима многими россиянами. Позвольте от имени читателей "Вечерней Москвы" поздравить вас с наступающим праздником. Можете выделить основные черты схожести характеров итальянцев и россиян?

 

            Спасибо за поздравления! Праздник для нас чрезвычайно важный. Именно в этот день решением итальянского народа был осуществлен законодательный переход к республиканской форме управления государством. Тогда наша страна сделала свой демократический выбор и вошла в число мировых лидеров. Сейчас мы только можем быть бесконечно благодарны тем гражданам, которые 70 лет назад сделали такой выбор.

            2 июня, конечно же, праздник итальянский. Но мы, тем не менее, всегда рады разделить его с россиянами. В этот день каждый год в посольстве довольно шумно, многолюдно, что лишний раз подтверждает тесные связи и дружбу, духовную близость наших народов. Очевидно, что в основе этого интереса и взаимной симпатии, взаимного уважения, лежат сходные черты характеров. Я бы отнес к ним то, что принято называть пассионарностью*, а также тот факт, что и итальянцы, и русские придают огромное значение тому, что принято называть личными отношениями.

 

            Прошло почти 3 года, как вы прибыли в Москву.

            Что для Вас стало самым большим открытием здесь за это время?

 

            Я бы так сказал. Я увидел и снова познакомился с тем городом, который впервые видел  в прошлом. Наконец-то у меня появилась возможность познакомиться с ним ближе. И это было хорошо. Москва - очень большой и очень интересный город. Непростой. Глубокий. Это целый мир, в котором каким-то чудесным образом сочетаются величие просторов, высотных зданий, которыми гордится российская столица, с какими-то неожиданными островками уюта и задушевности. Как, скажем, те же переулки, в которых располагается здание посольства Италии (Посольство находится в Денежном переулке,5 – Примечание автора. Далее - А.Б.), и которые мне очень и очень нравятся.

 

            Самой большой неожиданностью?

 

            Украинский кризис. Три года назад было сложно предполагать, что подобное случится.

 

            Он же, наверное, стал для вас и самым глубоким разочарованием?

 

            Не знаю. Скорее, - нет. Я бы не стал определять это как разочарование... Скорее, - это все-таки было крайнее неудовольствие. Резко меняются отношения между Европейским Союзом и Россией. Отношения, которые в итоге, вдруг, за короткое время опустились до критического уровня. Одновременно это же самое обстоятельство подвигло нас активизировать работу, чтобы не дать этому негативному процессу стать необратимым. Италия всегда, достаточно последовательно выступала против того, чтобы Россию  изолировать.      Наоборот, как можно шире вовлекать во все процессы, происходящие на международной арене. Мы говорили об этом с самого начала развития событий на Украине. И сейчас удовлетворены тем, что теперь, пусть и спустя два с лишним года, но многие наши союзники разделяют эту точку зрения. И мы надеемся, что в ближайшее время эта проблема как-то разрешится.

 

            Но давайте вернемся в Москву. Я хорошо помню, как почти три года назад, когда вы здесь появились и мы впервые встретились, был дождливый холодный осенний день. Вы только что прилетели из теплой Италии... Вы тогда сказали, что самое сложное сейчас - это московская холодная погода. За это время, что прошло с того дня, вы к ней привыкли?

 

            Я не помню уже, что было холодно. Однако же, не будем спорить, я приятно удивлен, что московские зимы оказались вовсе не такими уж страшными. И последующие зимы тоже были спокойными, совсем не такими суровыми, как принято считать. Москва-река, конечно, замерзала, но всего на неделю-другую. Очевидно, что мне удалось привести вам тепло!

 

            Мы тоже старались, чтобы вам здесь было комфортно...

 

            Хорошая версия, кстати...

 

            А какова ваша Москва? Расскажите про любимые места в городе.

 

            Москва, которая мне нравится... Наверное, все-таки это район, в котором расположена моя резиденция. Старый Арбат. Может быть потому, что напоминает мне старинные итальянские города. Почему? Потому, что здесь невысокие дома, симпатичные узкие небольшие улочки, много зелени... Практически нет интенсивного, «пробочного» автомобильного движения. Здесь очень приятно прогуливаться. В том числе и зимой! Это - первое. Ну и , естественно, в памяти остаются все значимые исторические достопримечательности. Все то, что будоражило, может быть, наши умы в годы отрочества и юности. Я имею ввиду Кремль, Красную площадь, Большой театр... Все эти иконные образы... Парк Горького...

 

            В особняке Берга, где находится итальянское посольство, когда-то русский писатель Михаил Булгаков познакомился со своей второй женой Любовью Белозерской, которой потом посвятил «Белую гвардию» и «Мольера». Здесь бывали Крупская и Ленин, Зиновьев, Троцкий, Бухарин. Здесь большевиками был убит немецкий посол Мирбах. Есть какая-то мистика в этом здании?

 

            Здание историческое, и мы, не скрою, историю ощущаем. Мы отдаем себе отчет, что здесь и работали, и бывали люди, которые делали и сделали историю. Я об этом часто говорю всем нашим гостям, которые бывают здесь на разного рода мероприятиях. Мы здесь проводим не только приемы, но и презентации. Нередко - коммерческого характера. И я считаю своим долгом каждый раз обратить внимание присутствующих на том, что это исторические залы, что здесь, например, не раз выступал Владимир Ленин. А мои коллеги, работающие на втором этаже, вообще сидят в бывшем кабинете Троцкого. И что в нашей «Красной гостиной» погиб нелепой смертью немецкий посланник Мирбах. Мы гордимся тем, что мы здесь уже 92 года. Кстати говоря, наши чувства к этому месту - одна из причин, благодаря которой мы год назад начали масштабные работы по его реставрации и реконструкции, с тем, чтобы вернуть особняку былой блеск и величие.

 

            Я предложил бы, если вы не возражаете, как раз вернуться в сторону вашего детства, юности.

 

            Ой не знаю! Память-то уже не та, годы, сами понимаете... (Посол снова, чисто по-итальянски иронизирует, умело напрашиваясь на комплимент - А.Б.)

 

            Но все-таки, уважьте, давайте попробуем. Все-таки у вас позади великолепная дипломатическая карьера...

 

            Да, видимо придется отмотать пленку назад... Но не надолго, ладно!

 

            А вы помните свое самое первое самостоятельное решение, которое кардинально повлияло на вашу жизнь?

 

            Когда ты молод, очень высок риск того, что какое-то решение, принятое не так, как надо, повлияет-таки как раз на твою жизнь «не в ту, может быть сторону», в которую ты хотел эту жизнь повернуть. Наверное, самым большим и ответственным решением, которое все-таки определило мою судьбу, было решение принять участие в конкурсе МИД Италии. Оно, по крайней мере в первое время, отвергалось моими родителями, которые хотели, чтобы я стал преподавателем.

Наверное, - да. Это было первое по-настоящему самостоятельное решение, когда я не послушал никого. И оно повлияло на всю мою будущую жизнь.

 

            А санкции со стороны родителей были?

 

            Нет, что вы! Когда я говорю, что они не разделяли этот выбор, это вовсе не означает, что они стали бы предпринимать какие-либо контр-меры. Наоборот, родители сделали все, чтобы помочь мне идти по выбранному пути. К счастью, у меня была семья, были родители, которые имели положенный семейный авторитет, но при этом, - и я им очень благодарен, - они уважали другое мнение. Может быть в других ситуациях они и были пожестче, но в этой - нет. Я ведь по молодости был достаточно, что называется, живой и подвижный мальчик. И какие-то мои выходки, безусловно, у них вызывали негативную реакцию. Но, давайте договоримся, я вам этого не говорил. Главным образом потому, что мне бы не хотелось, чтобы мои дети это прочитали (снова смеется - А.Б.)

 

            Хорошо. Но дети-то все-равно будут вести себя так же!

 

            В этом нет никаких сомнений.

 

            А есть ли самые яркие воспоминания юности, которые вы пронесли через всю жизнь?

 

            Юные годы мои прошли между Массой, - это небольшой городок в Тоскане, где я родился, и Брюсселем. Понятно, что это разные городские миры. Мне приходилось жить то там, то здесь. И я очень быстро заметил, что мне одинаково интересно и хорошо было и там, и там. И в маленькой среде, и в большой. И вот эта, обнаруженная в себе способность адаптироваться к разным жизненным условиям, очень здорово помогала мне потом, в моей дипломатической карьере.

 

            Тоски по тихому маленькому провинциальному городку нет?

 

            Я не то, чтобы тоскую... Каждый раз, когда я возвращаюсь в Италию, я обязательно приезжаю в Массу. Раньше, когда были живы родители - к ним. Теперь я все-равно там бываю. Именно там живут друзья моего детства. И Масса осталась тем местом, который каждый для себя называет очень просто, - дом. Именно там ты чувствуешь себя, как дома. И этим все сказано.

 

            Попробуем вернуться в настоящее через прошлое? Великая Римская империя в свое время пала под напором варваров. Нет ощущения, что современный мир повторяет ошибки римлян? Новые варвары взрывают самолеты, стреляют по людям в Париже, угрожают женщинам насилием в Кельне, берут штурмом тоннель через Ла-Манш...

 

            Римская империя пала не просто так. Там был целый «букет» различных факторов. В первую очередь, среди причин того падения, была неспособность, выражаясь нынешним языком, руководства страны всех уровней, придерживаться идеи, которая вывела в свое время Римскую империю в гегемоны  древнего мира. А именно, империи, как светоча цивилизации.

            Когда я говорю: светоч, - я не преувеличиваю. Все эпитеты из этого ряда. Оплот цивилизации, основанный на продуманном, грамотном, рациональном подходе к организации всего: от делопроизводства, государственного строительства, до, как ни банально это звучит, до военного дела. Что, собственно, и легло впоследствии в основу многовековой гегемонии Римской империи.

            Сегодня же основная угроза - это терроризм. Нынешнее варварство... Надо понимать, что с ним нельзя справиться только военными средствами. Напротив, я полагаю, что решение этой проблемы, как раз в том, чтобы отстаивать наши традиционные идеи, ценности и принципы. Сегодня - как никогда прежде. И в этом я вижу залог успеха. Здесь рядом, конечно, стоит и вопрос о миграционных процессах, проблема беженцев...

            Наша, европейская система, довольно часто сейчас можно услышать, подвергается опасности. Но мы все-равно должны открыто относиться к гостям... Не безоговорочно... Но все-таки открыто. Я полагаю, что категорически нельзя сейчас закрываться, зацикливаться на возведении каких-то воображаемых крепостей, барьеров. Всего того, что закрывает... Повторяю, - не безоговорочно! Безусловно, нужен рациональный, грамотный подход...  

 

            Но те, древние варвары, они сначала тоже прощупывали... Искали слабые места системы. Они подходили к границам, и пробовали влезть недалеко, на чуть-чуть... И как только нащупали слабые звенья, тут же объединились и попытались империю уничтожить! И ведь тогда римлянам не удалось собрать воедино всю свою мощь, объединить разбухшую во все стороны державу...          Ведь и России, как и многим странам Европы террористы бросили вызов. Казалось бы, нужно немедленно объединяться! Но мы не можем это сделать ни в Сирии, ни в Ираке, ни в Афганистане...

         Почему мы  не объединяемся?

 

            Вы сейчас как-то копнули на редкость глубоко... Думаю, чтобы ответить на один этот вопрос, ответить по уму, потребуется не меньше пяти интервью. Но если попробовать коротко...

            Варвары времен Римской империи были целыми народами. Отличительные же черты нынешних террористов другие. Я думаю, здесь нельзя проводить аналогии. Задача террористов - нанести удар по отдельным странам, отдельным городам. Их цель, - запугать. Не думаю, что ими движет желание покорить какие-либо территории. В лучшем случае, это тоже относительно, они пытаются снизить наше давление в зоне своих интересов, там, где они реально контролируют территории.     Если говорить о терактах в Европе, то на наш взгляд их главная, основная цель была именно запугать население. Запугать, и по возможности, заставить людей изменить привычный образ жизни. Этого не должно происходить. Европейские страны достаточно тесно взаимосвязаны. Эти связи не сложились вчера, за один день. Им многие-многие сотни лет. У людей выработалась устойчивость к образу жизни. В том числе, - устойчивость и к различным потрясениям. И в силу того, что европейцы научились отстаивать свои ценности, я уверен, что мы сумеем преодолеть эту проблему.

            Я упоминал, что терроризм, естественно, должен получать с нашей стороны отпор военный, но военный способ - не единственный, и не главный. Терроризм рождает среда, пропитанная хаосом, где нет порядка, где существует огромная масса проблем. И как раз в восстановлении порядка мы видим нашу общую задачу, чтобы вернуть на эту землю стабильность.

            Я отмечу, что очень серьезный феномен как раз то, что террористам удается успешно вербовать какое-то количество своих сторонников из числа «коренных европейцев». Подчеркиваю, - из числа тех, кто родился и вырос в Европе. Вот, на мой взгляд, очень серьезный вопрос, на который мы должны найти ответ. Почему?

Почему так получается?! Почему молодые люди обыкновенной наружности, обыкновенной судьбы, вдруг находят в терроризме идею, вещи, которые для них становятся главными. Здесь-то мы и должны применить наши умения отстаивать свои идеи, свои принципы. Плюс проблема миграции - целый набор факторов, которые слились воедино.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           

            Многие итальянские маленькие города - пустеют. Молодежь уезжает в мегаполисы, в поисках «сладкой» жизни. А беженцы не спешат туда, « к земле». Многие предпочитают сидеть «на шее» приютивших их сытых европейцев...

 

            Надо различать беженцев, которые скрываются от войны, разрухи и бомбардировок и, так называемых, «экономических» беженцев. Людей, непосредственно жизни которых ничего не угрожает, но они пытаются вырваться из нищеты, плохих условий. Понятно, что первые должны получать помощь приоритетно. Для экономической же миграции, принципы оказания помощи, конечно же должны быть иными. Объем беженцев, который может позволить себе Европа, - не малый. Но он тоже имеет свой предел. Поскольку, принять таких людей, означает «дать им работу». Мы сразу же упираемся в проблему безработицы, которая итак достигает немалых  величин. 

            Понятно, что в такой ситуации мы должны приложить максимум усилий, чтобы улучшить жизнь этих людей, что называется, «по месту пребывания», на их Родине. Свести к минимуму факторы, которые выталкивают их из своей страны. Вкладывать в эти страны средства, чтобы там налаживалась нормальная жизнь. При этом в Средиземном море Италия продолжает оказывать помощь, спасает всех, кто сейчас бежит из горячек точек.

 

            Вам пришлось восстанавливать работу итальянского посольства в Ираке в 1996 году. В тот период там правил Саддам Хуссейн. Не считаете ли Вы его последующее свержение - стратегической ошибкой, вызвавшей непредсказуемые последствия. В том числе и способствовавшей появлению ИГИЛ***?

 

            Думаю, что ошибка была не в свержении режима Хуссейна, а в том, что после была зачищена, точнее, - демонтирована полностью система государственного управления в Ираке. Ни одна страна в мире без этой системы не выживет. Можно менять лидеров, которые возглавляют системы, можно заменять какие-то группы в этой системе, но система органов государственного управления - это тот самый механизм, который служит для перехода из одной фазы государства в другую. В Ираке образовался вакуум управления. Кстати, этот закон заполнения вакуума, он не только физический. Он еще и политический. И когда там вакуум заполнился, он фактически заполнился враждующими между собой группировками, кланами, родоплеменными и религиозными группами. Как раз из этого своеобразного бульона и родились террористические группы.

 

            После возвращения из Ирака вы стали Командором ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой». Наверняка, в Ираке совершили подвиг! Хотя, наверное, подвигом можно считать и рядовую дипломатическую работу в те времена... Не расскажете эпизоды той работы?

 

            Да нет, что вы...

            Может и было что героическое, так больше связано с самими условиями дипломатической работы в Ираке. Из Багдада тогда не было никаких регулярных авиарейсов. Ближайший аэропорт, в Аммане. В тысяче километров. Из них 700 километров - по пустыне, через такие известные сейчас города, как Эль-Фалудджа. Иракские правительственные силы, хотя и думали, что они контролируют ситуацию, на самом деле ее не контролировали. Тем более все осложнялось сильнейшими противоречиями Иракского руководства с мировым сообществом. По вопросам разоружения иракской армии. И когда наступила кульминация противостояния, когда в декабре 1998 года начались американские бомбардировки страны, продолжавшиеся четверо суток...

            Я прекрасно помню этот день. Утром я был в местной штаб-квартире ООН. В Багдаде. Помню, говорил с моим другом, индусом, спецпредставителем ООН. Мы беседуем. Из факса на столе вылезает бумага с сообщением о том, что правительство Ирака отказалось сотрудничать с миссией ООН в вопросе разоружения. Там было три страницы. Я сразу стал смотреть последнюю. У меня в голове это сразу совместилось с заявлениями американской стороны о том, что в подобном случае будут предприняты самые жесткие меры. Я сразу понял, что произойдет дальше. Связался с посольством по радиосвязи и попросил немедленно отправить из Багдада моих детей, жен сотрудников. И собственного отца, который как раз приехал ко мне в гости. Всех немедленно отправили в Амман. А ночью начались бомбардировки. Мы, оставшиеся, не ложились спать...

            Поверьте, это, в общем, страшно...

 

            Я понимаю ваши ощущения. Я работал спецкором в Белграде, когда его бомбили годом позже, в 99-м... Но дальше, после Ирака в вашей карьере был Нью-Йорк. Вы работали постоянным представителем Итальянской Республики при ООН.  Как итальянец, проживший в Нью-Йорке и Москве, можете назвать основные отличия русских и американцев?

 

            Есть и различия. Есть и сходство. Самое большое различие в том, что я назвал бы «грузом истории». Американская нация - молодая. С определенной точки зрения - это хорошо. Это означает, что по характеру нация - оптимистичная, динамичная, устремленная в будущее. У россиян, впрочем, как и у итальянцев - на плечах груз истории. Не просто многовековой. Тысячелетней. Может быть это делает нас с вами, в известной степени, заложниками прошлого. Но людьми, может более осторожными при принятии ключевых решений. Предусмотрительных.

 

            Более мудрыми?

 

            Не уверен. Более мудрыми? Не знаю... Но более осторожными, - это точно...

 

            Так все-таки, виски или водка?

 

            Я очень не хочу вас разочаровать. Вас лично и всех читателей газеты. Я, вообще-то, мало пью...  И как истинный итальянец отвечу: я предпочитаю вино.

 

            Тогда, значит - водка. Потому, что водка - единственный крепкий напиток в мире, который пьется не после еды, как виски, а во время - как вино...

 

            А разницу в 30 градусов, - куда вы ее запишите?

 

            Так ведь холодно у нас. Поэтому и вино - такое крепкое... Правда, последнее десятилетия мы начали все больше любить традиционное вино.

 

            Вы знаете, вино ведь дольше пить можно. Сидишь себе, не спеша, пьешь дольше... Растягиваешь удовольствие... И беседуешь дольше...

 

            Два с лишним года назад, когда Вы приехали в Москву, первой редакцией, которую Вы посетили была «Вечерняя Москва». Мы с Вами тогда в эфире сетевого телевидения поспорили о футболе, и с нетерпением ждали Чемпионата мира 2014, где выступали сборные Италии и России. Совсем скоро, 10-го июня стартует Чемпионат Европы. Наши команды играют в разных группах. Ваш прогноз на чемпионат?

 

            Футбол, скажу я вам, - как экономика: лучше прогнозов не делать. Если честно, то и российская, и итальянская сборные, на мой взгляд далеки от  идеальных, которыми готов их видеть болельщик. Сборные наши настроены решительно, неплохо подготовлены физически. Но команды соперников подготовлены не хуже. Некоторые, на мой взгляд, значительно лучше. И французы, и немцы, и бельгийцы, и чехи, и ирландцы. Многие, не только те которые я назвал, прекрасно играли в отборочном турнире. У них есть настоящие лидеры и звезды. Однако опыт прошедших чемпионатов говорит нам, что нередко сборная, в техническом плане уступающая соперникам, если в решающих матчах проявляет волю и демонстрирует сыгранность, имеет все шансы на успех.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

            Кстати, воспоминание «в тему». Много лет назад прекрасный итальянский тренер Нерео Рокко - кстати тренер первой итальянской команды, выигравшей Кубок Чемпионов ( с «Миланом» в 1963 году - А.Б.), когда-то тренировал заштатную, почти дворовую команду. Но как-то этой команде удалось пробиться в «большой чемпионат». И по традиции первого дивизиона, перед матчем - пресс-конференция, где непременно звучала сакраментальная фраза-пожелание: «и пусть победит сильнейший»! Так вот Рокко всегда отвечал: «будем надеяться, что - нет»! Будем и на грядущем Евро-2016 надеяться, что - нет! Тогда у нас с вами есть шанс встретиться в финале.

 

            Но давайте от спорта, - к туризму. Год назад Италия занимала 4-е место в туристических предпочтениях россиян, после Турции, Египта и Греции. Первые две страны, по известным обстоятельствам, сейчас для нас закрыты. Из-за внешних обстоятельств и высокого курса валют многим россиянам сейчас все сложнее бывать и отдыхать в Италии. Чем будете привлекать этим летом еще сомневающихся в выборе места отдыха?

 

            Я считаю, что туризм в последние годы превратился в один из инструментов взаимопонимания между народами. При этом, полагаю, что редко какой еще народ в такой степени, в какой это делают россияне, знает, любит и ценит Италию. Это для нас и большая честь, и повод для самых положительных эмоций, и серьезные обязательства. Мы активно работаем над тем, чтобы самым интенсивным образом пропагандировать туризм в нашу страну. Мы запустили сайт «Твоя Италия» (www.latuaitalia.ru.)  - первый русскоязычный сайт такого масштаба и такого содержания.

            Почему?

            Потому, что российская публика - это подготовленная публика. И мы старались, чтобы она могла использовать сайт, чтобы он ей был действительно полезным при планировании путешествий. В материалах есть все необходимое, чтобы считать его полноценным инструментом для полного планирования поездок и путешествий. Включая направления, быть может неизвестные широкой публике. Не говоря о том, что на сайте в режиме он-лайн можно подать заявку на собеседование в визовый центр. Там даже есть раздел «Russian friendly», который можно перевести как «россиянам здесь рады».  

         

            Поскольку российские туристы - достаточно специфическая публика, там есть информация о пятистах гостиницах и отелях, где у туристов не будет никаких проблем в общении. На сайте представлен полный календарь наиболее важных событий и культурных мероприятий; масса полезной информации о кухне и итальянских винах.   

    

            Я приглашаю всех читателей «Вечерней Москвы» во-первых посетить сайт, а во-вторых подписаться на нашу рассылку, - она, сами увидите, чрезвычайно интересна. Минувший, 2015-й год был ужасным во многих  «туристических» отношениях, и сейчас, если сравнивать данные года прошедшего и нынешнего, мы отмечаем рост выдаваемых виз. Мы постарались максимально упростить процедуру их получения. При первой встрече в редакции вашей газеты мы говорили о том, что у нас семь визовых центров в стране. Сейчас их - тридцать два, они покрывают всю территорию, от Калининграда до Владивостока. В прошлом году наши визовые центры получили премию российских туроператоров, как лучшие визовые центры иностранных государств.  

  

            Девяносто процентов наших виз - многократные и долгосрочные. Чтобы человек мог приехать так, туда и тогда, куда и когда он хочет. На сайте, кстати будут полезные рекомендации  и по «экономике» будущей поездки.

            А для деловой и бизнес-аудиторий специально создана услуга по VIP -оформлению визы, когда все необходимые процедуры будут выполнены без очередей и в комфортной обстановке.

 

            Есть ли ваш фирменный прием поддержания себя в блестящей форме?

 

            Я конечно ценю ваш комплимент... Очень стараюсь есть как можно меньше. Очень, поверьте стараюсь. И  больше двигаться. Советую, также, поменьше пить водки...

 

            Можете ли раскрыть секрет успеха?

 

            Могу в этой связи вспомнить «Государя» Макиавелли**, в котором написано, что доблесть человека проявляется в трех ипостасях. Это способность предвидеть, способность использовать шанс и способность быть гибким. К этому я бы добавил профессионализм и взвешенное, спокойное состояние души при принятии самых сложных решений.

            И, конечно, немного удачи!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПРАВКА Чезаре Мария Рагальини
Родился в г. Масса 6 февраля 1953 г. В 1975 г. окончил факультет международных отношений Брюссельского свободного университета. И том же году получил диплом Высшей политической школы им. Чезаре Альфьери при Флорентийском университете.
Карьеру дипломата начал в 1978 году.
Работал в Индии, Ираке, Иране, Канаде.

Ранг Посла получил в 2008 г.

В июле 2009 года был назначен Постоянным представителем Италии при ООН в Нью-Йорке, где проработал до сентября 2013.
С сентября 2013 года – посол Италии в Москве.

Кавалер Большого креста ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой» (2013 год)

 

* Пассионарность - происходит от французского passioner - увлекаться, разжигать. Пассионарность — это непреодолимое внутреннее стремление к деятельности, направленной на изменение своей жизни, окружающей обстановки, статуса-кво.

 

** «Государь» (итал. Il Principe) — трактат флорентийского мыслителя и государственного деятеля Никколо Макиавелли, в котором описываются методология захвата власти, методы правления и умения, необходимые для идеального правителя

*** ИГИЛ - Группировка запрещена в России по решению Верховного суда

"Вечерняя Москва", 2 июня 2016 года. 

31 мая 17.48 Чрезвычайный и Полномочный Посол Итальянской Республики в Москве Чезаре Мария Рагальини в интерьерах своей резиденции исторического особняка Берга.

ФОТО: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"