БОРЬКА НА ТУМБОЧКЕ

  Новый эпос Русской армии XXI века
 
Уходящий апрель отметился несколькими важными событиями. Состоялась первая с июня 2014 года встреча Совета Россия — НАТО; наш президент объявил о создании Национальной гвардии на базе Внутренних войск МВД, ее главнокомандующим назначен генерал армии Виктор Золотов; российские чиновники опубликовали декларации о доходах; «Летучий отряд» чеченского спецназа вернулся с учений из Арктики, где не только отработал навыки проведения спецопераций, но и вычислил иностранных шпионов. А в конце апреля появилась новость, что Министерство обороны РФ начало тестовые закупки очищенной картошки для нужд армии у агрохолдинга «Дмитровские овощи», о чем рассказал Агентству городских новостей «Москва» президент агрохолдинга Сергей Филиппов. Во всем этом попыталась разобраться наша вездесущая секретный литературный агент Анна Щапман, которая представила, как могло проходить одно важное совещание на высшем уровне.

 

Первая после «похолодания отношений» встреча Совета Россия–НАТО прошла бездарно. По ее итогам генсек НАТО дежурно отметил, что дискуссия была искренней и серьезной, несмотря на общее несовпадение взглядов. Вернувшийся из Брюсселя наш постпред при Североатлантическом альянсе немедленно был вызван на ковер к Верховному Главнокомандующему, где мрачно признался, что в этот раз отношения «разморозить» не удалось даже проверенным дедовским методом: русская вечеринка «по итогам» была встречена без аплодисментов, хотя водки, икры и балерин, несмотря на кризис, было завезено, что называется, «с перебором».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
СМЯГЧАЮЩИЙ ФАКТОР


АПРЕЛЬ 2016 ГОДА. ПОЛДЕНЬ. МОСКВА. КРЕМЛЬ.

 

— Будто их всех «зашили», — докладывал постпред ГлавкоВерху. — Скажу Вам, сначала они выпили скорее по привычке строго по пятьдесят и все пытали, почему мы на Северном полюсе выставили блокпост белых вежливых людей и у норвежских лыжников теперь требуем вид на жительство. Я и так, и этак, — дескать, там тоже может появиться игил-шмигил. Они же — ни в какую... Нет, говорят, вы объясните, почему на парадах в Москве показываете одни танки «Армата», а новую Черноморскую флотилию НАТО встречают другие, летающие на гиперзвуке и нервирующие уже без того перепуганных американских матросов... Словом, как по команде твердят, что пока мы не остановимся в армейском креативе, возврата к «стременной», «закурганной» и «похмелке» не будет.

— Придется собирать Совет, — отрезал ГлавкоВерх. — Видно, и впрямь перегнули. Как-то нужно подумать о «смягчающем факторе».

 

ОТЦЫ И ДЕТИ


ПОЛНОЧЬ ТОГО ЖЕ ДНЯ. РЕЗИДЕНЦИЯ «ХОЛМЫ». ЭКСТРЕННЫЙ СОВЕТ ПО ОБОРОНЕ.

 

Приглашены: министр обороны, командующий национальной гвардией, министр связи и массовых коммуникаций, представители ВПК, РАН, бизнеса. От творческой интеллигенции впервые после двухгодичного перерыва — знаменитый кинорежиссер (все это время безвылазно работавший в своей рязанской глуши со сценарием будущего блокбастера).

 

— Уважаемые коллеги, — Верховный всегда вежливо и издалека начинал подобные встречи. — Сегодня нам предстоит проработать два вопроса.

 

Первый. Наши западные партнеры обижены на открыто милитаристский, по их мнению, креатив и закрытость современной Российской армии.

 

Второй. Их правозащитники всерьез обеспокоены всплеском патриотизма и искренне не понимают, почему во время весеннего призыва мы так жестко нарушали права граждан, желающих служить. Почему, несмотря на кризис и санкции, мы в этом году не снизили так называемый доходный барьер, согласно которому на службу принимаем только детей, родители или родственники которых заработали больше миллиарда долларов в прошлом году. Почему, наконец, мы оперативно не отреагировали на просьбы трудящихся и не опустили эту цифру хотя бы до ста миллионов.

 

И так далее... И тому подобное...

 

Первым включился министр обороны, уверенно занявший место по правую руку от Верховного.

 

— Уважаемый ГлавкоВерх! Коллеги, — министр изящно, без прогиба, расставил акценты в предисловии. — Только что наши сограждане отчитались по доходам за прошлый год. Тема, конечно, скользкая. Но по итогам мы были вынуждены рассматривать даже не понижение «доходного барьера», а, наоборот, его повышение. Представьте себе, решение «не поднимать» далось непросто, возражали даже представители еще вчера захолустных региональных элит. Их аргументация была железобетонной: уже и элитный яхт-клуб каспийского делового сообщества «Омут Каспия» в прошлом году самостоятельно, без всяких оглядок на центр, оснастился новейшими комплексами крылатых ракет «Базальт»! Кстати, ни одна из них не промазала при пробных пусках по складам и базам ближневосточных террористов. Замечу, добровольно оснастился. А посмотрите на Валдай и Селигер! Тамошние небожители строчат жалобы в министерство на Уралвагонзавод, не справляющийся с заказами на летающие гиперзвуковые мегаяхты нового типа «Катя из Барвихи». Стало признаком плохого тона встречать гостей в имениях всякой прошловековой мишурой: майбахами, «роллингстоунами» и малой авиацией. Без яхты с «Беркутом» (новейший палубный истребитель Су-47. — Прим. автора) теперь даже на Оку никто порыбачить не выходит. Ведь правда? Что скажут кинематографисты?

 

— Русский мир изменился, — по привычке тягуче начал мэтр кинематографа. — Вот я в поисках материала все время наезжаю в окрестные деревни...

 

— Погодите, маэстро, — Верховный решил пока не отвлекаться на рязанский этнос. — Давайте послушаем народ, что называется, «с нашей земли». Сегодня сюда специально приглашены представители бизнес-сообщества.

 

Ожидавшее в креслах у мраморной стенки сообщество даже молча заколебалось. Правда, недолго — жребий был брошен еще в приемной, и выступать сегодня первым выпало сельскохозяйственному магнату, которого в министерских курилках почтительно называли Комбайнером. Но не за принадлежность бизнеса к сельскохозяйственной отрасли, а к умению комбинировать с контрактными средствами.

 

— Уважаемый ГлавкоВерх! Уважаемые... — само вылетело из Комбайнера после интимного перекреста «спаси, сбереги, сохрани». Язык сохранил ясность и не повернулся назвать коллегами собранное по тревоге сообщество. — Бизнес поддерживает сейчас все Ваши инициативы. Особенно — создание национальной гвардии и арктической группы ВДВ. Благодаря Вашему Указу наши дети наконец- то смогут выйти из клубной депрессии.

 

Здесь Комбайнеру пришлось на минутку прерваться, потому что начался процесс эвакуации прессы после протокольной съемки.

 

— Ведь, знаете, — не потерял мысль оратор. — Не только от нас спасибо. Все наши жены просят передать Вам низкий поклон. Мы сбились с ног, пытаясь найти развлечения для подросших лоботрясов. Пока отцы — в полях, они... Залет за залетом... И главное — сейчас ни в Лондоне, ни в Ницце их не спрячешь!

 

— Так всегда было у русской интеллигенции. Помню, при попытке экранизации романа величайшего литератора девятнадцатого века Ивана Сергеевича Тургенева «Отцы и дети», — пошел на перехват темы мэтр кинематографа, — я исследовал рязанскую глубинку...

 

— Уважаемый маэстро, — Верховному пришлось снова возвращать процедуру обмена мнениями, что называется, «в русло». — Давайте все-таки послушаем бизнес. — Ведь многие из нас, — Комбайнер проапеллировал к согласным кивкам сообщества, — выбрались сюда из самых низов. Нас армейская жизнь многому научила.

 

— Прошу прощения, а вы лично дембелям «сказку» читали? — здесь кинематографист влез нагло, со знанием темы. У вас тоже было так?

 

Дембель стал на день короче. 
Всем дедам — спокойной ночи!
Спите ночью, спите днем. 
Не е... вас наш подъем!

 

После мата мэтр кино сразу перекрестился, чтобы грех отмолить экспрессом, еще на месте.

 

— Я, знаете ли, все время путал «вас-наш» на «нас-ваш». И меня сержант Ефимушкин после такого хамства заставлял три ночи кряду изображать то дембельский паровоз, то березки вдоль его пути. Угу-у-у-у, чих-пых. Угу-у-у-у, чих-пых... Не пробовали применять на чадах?

 

— Я... — Комбайнер явно почувствовал себя в своей тарелке, будто бомж, которого судьба привела к контейнеру со стразами Сваровски. — Да мне приходилось листья на деревья клеить, когда к нам в апреле маршал Какоткин с проверкой прилетал. Знаете ли, в Забайкальском военном округе весна поздняя и дембель длинный...

 

— Коллеги, давайте не уклоняться в сторону воспоминаний, — оборвал мемуары командующий нацгвардией. — Пока вы сказки дедам «пели», мы, пограничники, Родину защищали. У нас других поэтов знали:

 

Здесь птицы не летают. 
Деревья не растут... 
Машины глохнут.
Мухи дохнут. 
А пограничники живут!

 

Вздох восхищения от поэтического ответа главного нацгварда выплеснулся только из самого молодого и не нюхавшего армейской портянки министра связи и массовых коммуникаций.

 

— Давайте не будем чморить не служивших коллег, — нацгвард проявился как искушенный дипломат.— Наша общая задача, как заметил Верховный, смягчить международную обстановку. Дать, как выразился Главный коллега, достойный отпор суетящимся западным толерантам. Пусть продолжает Комбайнер. У нас — тоже дети...

 

— Вот и я говорю... Балбесы! — подхватил владелец полей и скотных дворов. — Вчера на ночь один очень заслуженный артист читал мне вслух «Тихий Дон». Силища, скажу! Там ведь как написано про дворянскую службу? Денщики, ординарцы... Чем мы-то хуже? Я своего болвана сразу из «Сохо» вытащил. Стоит, зенками хлопает. Лепечет что-то, типа, папенька, я не курил, я абсентом обмочился... А я ему наотмашь: все, баста, собирай вещмешок. Пошел вон... Стране служить, пока призыв не закончился! Может, хоть там ума наберешься. Но что думаю? Попадет он в ВДВ, на Северный полюс, например. А там льды и медведи. Не отобьется один. Слаб на разум он у меня. Почему бы в армию нам своих с челядью не отсылать. Я бы сразу двух дебилов-телохранителей с ним снарядил. Оба с «кавказским опытом». А то вокруг моей бабы петли вьют, того и гляди, обрюхатят ненароком, пока я бюджетами занят.

 

— Взял на заметку, — Верховный что-то записал на белой прямоугольной картонке блокнотного размера. — Дам поручение Министерству обороны проработать вопрос. А вообще идея неплохая...

 

— Только потребует увеличения оборонного бюджета — не упустил возможность сыграть «на повышение» министр обороны. — Придется пересматривать нормы питания. Они с тушенки исгущенки все с порога в госпиталя отправятся....

 

— Кстати, — вернул дискуссионные распасы Комбайнер. — Могу помочь в сервисе. Готов организовать поставки в элитные части уже очищенного картофеля, российского хамона и фуагры собственного производства. Не из Макдоналдса же им жратву возить!

 

ЭПИЛОГ. ВАРИАНТ I


ПРОШЛО ДВЕ НЕДЕЛИ. СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС. ЭЛИТНАЯ ВОЙСКОВАЯ ЧАСТЬ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВДВ 000 АР. БЛОКПОСТ «ПОЛЮС НАШ».

 

— Рота, подъем,— просемафорил во всю мощь ровно в шесть утра, сразу разрушив покой отдыхающих мажоров, усатый бодигард Борька Козлов, сегодня дневалящий на ротной тумбочке за хозяина.

 

— Господа, неплохо бы приодеться и поспешить на завтрак. Наша пятизвездочная палатка, доложила разведка, вот-вот должна утонуть: льдина, на которой мы стоим, молниеносно тает.

 

— А мохито будет? — прилетел в ответ сонный голосок Эрвина Викторовича Соболева, наследного сына пушного короля Виктора Петровича Соболева, в детстве бывшего Витькой Заплаткиным, но с годами обменявшего фамилию.

 

— Мохито на Кубе жрать будете, по дембелю! — умело отправил в«штрафбат» страдающих по гражданке отпрысков Борька Козлов. — Утром ординарная «Вдова Клико» с воркутинскими устрицами; в обед изысканные дальневосточные вина с супом буйабес, липецкие тортеллини с ярославским пармиджано и мраморной белорусской говядиной; на ужин папа Соболева прислал «Шато Марго 2009 года». Акулий огузок с печенью съеденной этой акулой росомахи под хересовым соусом и кальвадос прилагаются.

 

— Шучу, — после «сказки» отрезал Борька. — Сегодня дмитровская картошка с московской тушенкой. Классные продукты для диеты...

 

P.S. Льдина не развалилась. Еще один якобы норвежский лыжник, якобы три месяца добиравшийся до Северного полюса, тем утром был принят нарядом бодигардов семей Алмазовых, Буровых и Железнодорожных.

 

Профессионально пропущен сквозь скан, томограф и детектор лжи. Напоен водкой. Накормлен черной икрой, которую чадам прислали сердобольные предки. Допрошен с иголочки одетыми мажорами. В итоге без особого пристрастия раскрыт агент эстонской разведки: лжелыжник не смог назвать сумму за вход в IseBar норвежской столицы, когда уже каждый московский хипстер заходит туда за 160 крон. Дальнейшее — дело техники. И как следствие — гуманная высылка на историческую родину, с выданным пайком и напутствием — проваливай на... 

 

На кой нам эстонские агенты? 

 

После обеда, сменившись, Борька Козлов отправился в сауну. Благодать пришла со вторым паром. Хотелось девок, но их сегодня вызвать было сложно из-за метеоусловий. Вспомнилась солдатская юность. Борька даже пропел в парилке:

 

Здравствуй, небо в облаках,
Здравствуй, юность в сапогах,
Пропади, моя тоска, вот он я,
Привет, войска!

 

 

ОТ АВТОРА Все события, кроме факта тестовых закупок очищенного картофеля для нужд армии, и персонажи вымышлены. Любое сходство с реальными событиями случайно.

 

"Вечерняя Москва" 27 апреля 2016 года.

 

 

           


 

 

Апрель 2016. Блокпост «Полюс наш». Форма Деда Мороза на бодигарде Борьке Козлове хорошо отпугивает местных белых медведей даже летом. Остальных топтыгины часто принимают за сородичей.
Картина масломХудожник Дмитрий Захаров