Светочувствительность ISO:

повелительница тьмы

 

Покупая современную фотокамеру, профессионал, в отличие от  новичка, на характеристику, обозначенную тремя буквами "ISO" смотрит, как на одну из самых важных точек отсчета в выборе фотоаппарата. 

 

Почему?

 

Ее максимальная рабочая величина, заявленная производителем фототехники, позволяет решать самые сложные задачи в условиях плохой освещенности и творчески управлять значениями выдержки и диафрагмы, когда этого требует авторский замысел.

 

Вот строки из пресс-релиза недавно вышедшей камере NIKON D4: «камера обеспечивает превосходное качество изображения благодаря исключительно высокой чувствительности ISO (увеличивается до эквивалента 204 800 единиц). Базовые значения 100 – 12 800 единиц ISO: можно увеличить до эквивалента 204 800 единиц ISO или уменьшить до эквивалента 50 единиц ISO. Высокое соотношение сигнал-шум и широкий динамический диапазон».

 

Если сравнить с самой «свежей» любительской камерой (NIKON D3200) того же производителя техники, то мы увидим, что это значение на порядок ниже: 100 - 6 400. И увеличить его можно лишь до 12 800.

 

Мы видим, что «нижние» значения – одинаковы. 100 единиц ISO. А вот «верхние» существенно различаются. В них-то и заключена разгадка, почему профессионалу «не все равно».

 

На самом деле, на первом этапе познания фотографии и нынешних «любительских» значений хватает «с лихвой»: профессионалам прошлого такие значения светочувствительности могли только присниться. В «пленочной» истории за счастье считалось снимать на 800 единиц – это была, пожалуй, последняя по значениям пленка, которая давала «удобоваримое» зерно.

 

Итак, в наш лексикон вместе с ISO добавляются два новых термина: «зерно» (более распространенное в «прошлой», пленочной фотографии),  и «шумы» - «бич» фотографии нынешней, цифровой.

 

Давайте посмотрим на две старинных фотографии последнего российского императора Николая II. На той, что сделана на стенах московского Кремля -  видно, как изображение «плывет». После просмотра фрагмента становится понятно, что структура фотографии «расплывчата», нет четкости. Вот это и называлось «размытым зерном». На второй же само изображение куда четче. И если увеличить ее, то видно, что образующие фото «точки» намного «правильнее» по форме. Отчего фотография смотрится намного лучше.

 

А теперь посмотрим на вид вечернего Санкт-Морица. При воспроизведении в газете ничего, казалось бы, страшного обнаружить нельзя. Но стоит увеличить изображение, как в достаточно размытое поле видны вкрапления красных «хлопьев». Это и есть «шумы». Эта фотография сделана почти десять лет назад, когда максимальные показатели чувствительности цифровых камер были невысокими.  Съемка велась всего на 800 единиц  ISO. И взгляните на фотографию из музейного гаража. Здесь уже камера отрабатывала 6400 единиц  ISO, когда в темноте «глазами» я уже почти ничего не видел.

 

Чудеса техники, да и только!